Полонное:

между двух битв,

между трех полюбовников,

между первым и вторым разделами Польши

 

ПЕРЕД ПОЛОННЫМ

 

 

Обе битвы русско-польской войны 1792-го года, о которых пойдет речь ниже, называли битвами при Полонным.

Польский историк В. Грабеньский писал в «Истории польского народа»: «При отступлении польская армия выдержала несколько кровопролитных сражений: близ Полонного у деревни Борушковцы, при Заленьцах и при переправе через Буг, у Дубенки».

Русский историк С. Соловьев в «Истории падения Польши»: «Второй упорный бой был при Зеленце (недалеко от Полонного); здесь генерал Марков, несмотря на превосходное число неприятеля, удержал поле сражения».

Полонное в том году видело много отважных солдат. Ведь по одну сторону в войне сражались поляки Тадеуш Костюшко, чьим именем названа величайшая гора Австралии, будущий маршал Франции князь Юзеф Понятовский, по другую сторону - не менее прославленные русские военачальники Михаил Голенищев-Кутузов, Николай Раевский и много других.

Напомню, что Речь Посполитая, объединявшая Польшу и Литву, как и до, так и после первого раздела 1772 года была подчиненным России государством; русская армия, воюя с Австрией или Пруссией, свободно проходила через Польшу, а русский посол в Варшаве отдавал свои распоряжения королю и сейму.

Итак, во время первого раздела Россия «отщипнула» от Литвы Витебские и Полоцкие земли.

Потом Россия аннексировала земли Крымского ханства.

 

 

 

Войцех Коссак «После битвы под Зеленцами». Князь Юзеф и Костюшко принимают парад польских войск и русских пленных после победы

 

 

В 1787—1791 годах Россия вела очередную войну с Турцией. Но когда в 1788-м году в войну с Россией вступила еще и Швеция, Екатерине II пришлось вести борьбу на два фронта, и Речь Посполитая стала отбиваться от рук.

З мая 1791 года она приняла Конституцию (3 мая сейчас – национальный праздник в Польше и Литве), которая укрепила власть короля, устранила право «liberum veto», тормозившее принятие законов, расширила права крестьян.

Конституция 3 мая стала второй в мире (после американской) кодифицированной конституцией. России она не понравилась...

 

 

 

 

 

План Полонного в 1791-м году

 

 

На всякий случай у России был припасен разработанный Потемкиным план ввода русских войск в Киевское, Брацлавское и Подольское воеводства Речи Посполитой.

План состоял в том, чтобы опереться на православное население восточных областей Польши. "У них есть желание быть не под панами, а под гетманом. Именуйте меня Гетманом войск казацких и Екатеринославских губерний", - писал он императрице. Екатерина согласилась, присвоив в январе 1790 года Потемкину звание Великого гетмана Императорских Екатеринославских и Черноморских казачьих войск.

Но с вводом войск не спешила.

В декабре 1791 года Османская Империя вынуждена была подписать Ясский мирный договор, закреплявший за Россией Очаков, Хаджибей (Одессу), а также отодвигавший границу между двумя империями до Днестра.

 

Екатерина была женщиной сколь воинственной, столь и любвеобильной. Ее любовная жизнь была неотъемлемой частью жизни политической.

В Херсоне в музее атеизма во времена Советской власти демонстрировались останки Потемкина с табличкой «Это кости Потемкина, полюбовника Екатерины Второй». Хотя Потемкин был мужем императрицы, воспользуемся термином «полюбовник» от херсонских краеведов и мы.

Ведь во времена, описываемые в этой статье, три ее полюбовника - два бывших и нынешний – точили зубы друг против друга.

Кстати, о зубах. Отправляясь с донесением в Санкт-Петербург из Ясс Валериан Зубов, брат фаворита императрицы Платона Зубова, спросил Потемкина, что передать императрице о здоровье Светлейшего. «Передай, что беспокоят меня зубы. Но когда я вернусь в столицу, я их повыдергиваю…»

Но 16 октября 1791 года (здесь и далее даты даны по современному календарю) Потемкин умирает, так и не успев «вырвать зубы».

Курировать польский проект по свержению первой любви Екатерины – польского короля Станислава Августа Понятовского - берется Платон Зубов.

Наступает 1792-й год. Южная армия Потемкина переименована в украинскую. У нее новый военачальник – генерал Михаил Каховский (58 лет - на 15 июня 1792 года).

 

 

 

http://tsarselo.ru/images/photos/564d42005f63f296d8564cb948dbf2c0.jpg

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/1c/Joseph_Maria_Grassi_006.JPG

Валериан Зубов

Владимир Боровиковский «Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке» (но фоне Кагульского обелиска)

 

 

Весной 1792-го Екатерина II (63) сообщает, что силой вернет старый порядок в Польше, а немцы должны сделать то же самое во Франции (там в 1789-м году произошла революция, свергнувшая короля).

В связи с этим Польша настойчиво пытается подписать мирные договора с соседними странами, но те боятся гнева России.

Наконец, Пруссия устанавливает Союз с Польшей и обещает ей военную поддержку.

А Австрия колеблется. 1 марта умирает австрийский император Леопольд II, сторонник Польши. 20 апреля Франция объявляет Австрии войну, от Австрии помощи ждать не приходится...

16 и 21 апреля в Варшаве проводятся тайные сеймы об увеличении армии до 100 000 человек.

Но все не так просто с этим увеличением. Король в Польше не имел такой власти, как русский император. Деньги на армию давал сейм, давали магнаты. Они также давали солдат. Магнаты, сами владевшие огромными армиями, боялись укрепления власти короля, поэтому даже ценой предательства были готовы не дать королю упрочить самодержавие. Главными противниками короля внутри страны стали генерал Щенсный Потоцкий (40) и великий коронный гетман Ксаверий Браницкий (61). Первый известен тем, что основал лучший украинский парк Софиевку в Умани, второй – тем, что на дуэли ранил Джакомо Казанову и был ранен им, а также тоже своим парком Александрия в Белой Церкви.

В преддверии войны король вызвал в варшавский замок на военный совет князей Юзефа Понятовского (29) и Людвига Вюртембергского (35).

 

 

Ход боевых действий на Украине

 

 

Станислав Август (59) поверил племяннику верховное командование польских войск на Украине. Место как раз освободилось после Потоцкого… В состав той армии должны были входить украинская дивизия в составе 22 тысяч человек (корпуса Понятовского, Тадеуша Костюшко (46) и Михала Вельгорского (37)), и волынский корпус князя Михала Любомирского (40), располагающийся у Дубна.

Задание Вюртембергскому – держать защиту Литвы и быть готовым прийти на помощь Понятовскому.

Армия Каховского перед вторжением насчитывала 64 тысячи человек и состояла из 4 корпусов: под командованием Михаила Кутузова (46), Ивана Дунина (40), Отто Дерфельдена (57) и Андрея Леванидова (35). Главный штаб армии находился при Кутузове.

Преимущество русских над украинской дивизией было трехкратным. Князь Юзеф, зная ситуацию, и ссылаясь на свою молодость, пытался отказаться, но король настоял на своем.

18 мая 1792 русский посол в Варшаве граф Яков Булгаков (48) вручил министру иностранных дел Хрептовичу (63) декларацию, сообщающую о вхождении войск российских в границы Речи Посполитой.

В декларации деяния 3 мая назывались «насильственным переворотом»; и перечислялись многочисленные оскорбления, нанесенные России виновниками переворота, а именно:

- Подданные императрицы, находившиеся в Польше по делам торговым, были злостно обвинены в возбуждении местных жителей к бунту; были, под этим предлогом, схвачены и брошены в тюрьмы. Судьи, не находя никаких следов преступления, прибегали к пыткам, чтобы вынудить признание, и, вынудивши его, приговаривали несчастных к смертной казни.

- В сеймовых речах не сохранено надлежащего уважения к особе императрицы.

Эти оскорбления, не считая опущенных для краткости, могут вполне оправдать пред Богом и государствами самое сильное возмездие.

Большое число поляков … составили законную конфедерацию против не законной Варшавской и прибегли с просьбою о помощи к императрице, которая сочла себя обязанною трактатами подать им эту помощь и приказала части войск своих войти во владения республики…

 

 

 

Памятник Юзефу Понятовскому перед Президентским дворцом в Варшаве. Фото автора

 

 

Одновременно с объявлением декларации, Россия нанесла по Польше два удара: с юга и юго-востока.

Корпус Кутузова, переправился через Днестр, нарушив тем самым границу Речи Посполитой, в районе Могилева Подольского.

Чуть восточнее, у Сорок, устроил переправу генерал Дунин.

Корпус генерала Дерфельдена перешел Южный Буг между Олвиополем (теперь Первомайск) и Богополем. При Дерфельдене находились Потоцкий и Браницкий.

Первый город, попавшийся на пути русской армии с юго-востока – Тарговица – дал имя тарговицкой конфедерации – польскому марионеточному государству. Возглавил конфедерацию Щенсный Потоцкий.

Еще перед войной польским генералам было понятно, что оборона границ с Россией невозможна, поэтому было решено создать в Волынском воеводстве опорные пункты для поддержки армии, чтобы в случае отступления можно было собрать там разрозненные подразделения.

Полонская крепость предназначалась как главный пункт сопротивления. Понятовский отправил туда своего адъютанта капитана Генрика Гекеля, чтобы тот занялся фортификацией крепости.

 

Когда русская армия вошла в Польшу, оказалось, что польская сторона к войне не готова…

Поляки не знали, сколько войска им противостоит; информация, получаемая от разведки, стражи пограничной и путешественников, была крайне противоречивой. Поляки ожидали неприятеля со стороны Киева, где стоял корпус Костюшко. Понятовский и Вельгорский находились под Винницей. Поэтому сопротивления в походе русские войска не получали.

Понятовскому не была указана мера его полномочий. Это выливалось в то, что командующий частной дивизией Михал Любомирский порой отказывался подчиняться приказам главнокомандующего, и в то, что князь Юзеф не мог набрать солдат в свою армию (указ короля о праве призывать казаков пришел тогда, когда города, где обитали эти казаки, были сданы русским).

Украину пришлось сдавать без боя, начался отход за Случь, на Волынь - туда, где укреплял позиции и расширял свое войско князь Любомирский и где находилась главная квартира коронной армии – Полонное.

 

 

 

Ход боевых действий у Полонного

 

Боевые действия в мае заключались в том, что русская армия пыталась окружить поляков, а поляки пытались выскользнуть из окружения.

Польская армия отступала, сжигая запасы фуража и продовольствия, которые не получалось забрать с собой, уничтожая мосты.

Темп передвижения диктовался русской армией. Продвижение их войск сопровождалось поддержкой местного населения. С другой стороны, оно саботировало призыв в войска польской армии. Моральный дух войск падал, массовым было дезертирство и переход на сторону врага.

Юзеф Понятовский ждал хоть каких-то ободряющих вестей из Варшавы. Король ждал точно таких же вестей из Вены, Берлина и Дрездена…

21 мая в Варшаве собрался сейм. Был объявлен «Универсал короля и сейма», призывающий весь народ к борьбе с вторжением.

В нем, в частности, говорится: «Нет примеров в истории, чтобы народ к народу, власть к власти с таким неуважением относились. Кто в отчизну вашу свое войско приведет, тот не уважения вашего годен, а лишь мести. Поняли мы теперь, что значит забота России. Надругательство и насилие в городах, изгнание крестьян из их краев, и, наконец – растаскивание Речи Посполитой по частям – вот результат гарантий Москвы

 

30 мая силы трех польских корпусов объединились, а 1 июня объединенная польская группировка была у Любара. Тут она разбила лагерь между базилианским монастырем и Случем, у дороги на Чарторыю. В это же время Каховский рапортовал Платону Зубову: «Король Польши намеревается прибыть в Полонное. Я через две недели намереваюсь взять Полонное».

Понятовский в лагере стал готовиться к встрече с силами Каховского, который, по данным разведки, шел с юга.

 

 

 

Александр Орловский. Русско-польская война

 

 

Но пока Понятовский ждал нападения с юга, с севера подошел Леванидов. 15 июня он вошел в Мирополь, угрожая, перейдя Случь, отрезать дорогу на Полонное. Одновременно части корпуса Кутузова перешли Случь у Острополя и пошли на Вишнополь Возникла реальная угроза окружения. Понятовский дал приказ рушить мосты через Случь и тремя колоннами – через Чарторыю, Борушковцы и Деревичи - отходить к Полонному. Колонна Понятовского, которая шла через Чарторыю, и которую от Леванидова прикрывал Костюшко, вечером вошла в Полонное.

Винсент Пол в поэме «Рыцарский рапсод» писал:

Есть в Борушковцах пруд и длинная гребля,

Гребля широкая и безопасная.

За греблей в болоте ручей,

За ними курган вековой.

То место сражения первого…

Первая битва в этой войне произошла случайно.

Вельгорский с обозом шел к Полонному кратчайшей дорогой – через Борушковцы. Дорога была мокрой от дождя, обоз передвигался медленно. С юга его начали покусывать передовые отряды Орлова (47) и Тормасова (39). Русские неплохо ориентировались в местных лесах благодаря подсказкам Браницкого, который частенько охотился здесь у своего приятеля Юзефа Стемпковского (62), жившего в Лабуне. Отражением атак русских войск занималась бригада Мокроновского (31).

В какой-то момент под тяжестью польской кавалерии рухнула борушковская гребля. Русские с орудиями забежали сбоку, польскому войску пришлось переходить реку под страшным огнем. Оставшимся сзади батальонам пришлось довелось бой и отстреливаться от русских, пока основные силы переходили вброд Деревичку.

В ходе боя к русским войскам подошло подкрепление в лице кавалеристов генерала Моркова (38), полякам пришлось совсем туго – они побежали, оставив 7 пушек и обоз, в котором находились оружие, припасы, провиант и часть казны…

Потери польской армии в результате боя: 981 человек убиты. Потери русской армии: 98 человек.

Польский историк Петр Дердей пишет: «Единственным позитивным исходом битвы под Борушковцами было то, что группа генерала Вельгорского задержала на несколько часов наступление русских войск, тем самым предотвращая разгром польских сил и захват Полонного с марша, что несомненно должно было бы случиться, если бы не тот паручасовой неровный бой. Уничтожение армии князя Юзефа Понятовского открыло бы Каховскому дорогу на Варшаву и Краков, что значило бы полное поражение

В сражении погиб польский поручик Симон Мохорт. Было поручику 102 года.

 

 

 

Юлиуш Коссак «Похороны поручика Мохорта под Борушковцами»

 

 

ПОЛОННОЕ

 

 

Окрестности Полонного и сейчас и в описываемые годы были одним из живописнейших мест Волыни.

Так, в Лабуне построил свой дворец киевский воевода «ужасный» Юзеф Стемпковский.

Свое прозвище воевода получил за расправу над гайдамаками, когда, будучи судьей после подавления Колиивщины в 1768-м году, приговорил сотни людей к плахе, повешению, четвертованию и сажанию на кол.

В Любаре находился дворец Марцина Ежи Любомирского, бывшего хозяина Полонного, директора Варшавского театра и одновременно зятя Стемпковского.

В Грицеве – резиденция еще одного воеводы, брацлавского, Марцина Грохольского.

В Романове старостой был Юзеф Любомирский, брат Михала, командующего волынской дивизией. Свою жену Людвику, которая была невестой Тадеуша Костюшко, Юзеф выиграл в карты у ее отца, гетмана Сосновского,

В Чуднове был дворец Адама Пониньского, бывшего маршалка сейма.

Его брат Каликст жил в Понинке, Понинка обязана князю Адаму своим названием. Полонное тоже стало принадлежать Каликсту после женитьбы на вдове Каспра Любомирского; Каликст решил не восстанавливать замок в Полонном оставшийся от бывших хозяев, рассудив, что замок в центре военной крепости – не лучшее место для резиденции.

Адам и его брат Каликст были женаты на родных сестрах Юзефе и Барбаре Любомирских.

 

 

None

 

Ян Пётр Норблин «Битва под Зеленцами»

 

 

После Адама Пониньского чудновский дворец занял Прот Потоцкий, к которому перешло, а если быть точным - который купил у Стемпковского управление Киевским воеводством. Прот был женат на дочери Барбары Любомирской Марианне.

В завершение этой околополонской Санта-Варваровки-Барбары добавлю, что выше упомянутая Марианна забеременела от выше упомянутого Валериана Зубова и, чтобы избежать скандала, Прот Потоцкий развелся с женой, а та вышла замуж за Зубова и уехала с мужем – инвалидом войны в Санкт-Петербург.

Король Станислав Август посещал Лабунь и Полонное в ноябре 1781-го года. Фаворит короля Стемпковский не жалел злотых, чтобы как следует принять в Лабуне короле.

В Полонном же Каликст озаботил короля вопросами необходимости укрепления крепости, замены земляных валов каменными стенами. Полонное – последний город Волыни, дальше начиналась Украина – места казацкие, бунтующие, ненадежные, мало ли что…

Король поначалу пообещал помочь с фортификацией, несколько лет продолжалась его переписка с Каликстом, но потом сошла на нет.

Писал Каликст в воинскую комиссию в 1789-м году о том, что российские агенты подготавливают крестьянские восстания на Волыни по типу Колиивщины, о необходимости в связи с этим построения крепостей в важнейших городах. И лично арестовывал подозрительных русских офицеров и купцов.

В 1787-м году императрица Екатерина Вторая поехала осматривать новоприобретенные земли, названные Новороссией. Король Станислав Август отправившись в Канев, чтобы поприветствовать свою бывшую любовь на бывших землях Речи Посполитой, и вместе с ней осмотреть «потемкинские» деревни, остановился по дороге в прекрасном дворце «ужасного» Стемпковского, где его ждал великолепный прием стоимостью в миллион злотых.

 

 

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/03/Medal_commemorating_the_reunification_of_Western_Rus%2C_reverse.jpeg

 

Медаль, выпущенная в честь второго раздела Польши с картой приобретенных территорий

 

 

Дворец в Лабуне считался в то время вторым по пышности в Польше после королевского, там царил разврат, там можно было попользоваться всевозможными утехами, кроме азартных игр, которых Стемпковский не любил.

В Полонное, к «зануде» Каликсту король заезжать не стал…

Но с началом войны снова проблема фортификации Полонного снова заявила о себе.

Крепостные валы в городе представляли собой пятиугольник, опоясанный нынешними улицами Рыбалко, Гоголя, Переца-Маркиша и двумя отрезками улицы Украинки, начиная от центра.

О высоте этих валов можно судить по оставшемуся валу, на котором ныне находится водокачка.

18 мая 1792 года комендантом гарнизона становится полковник Корыцкий. Он прибыл в Полонное чтобы подлечиться, но и заодно, по приказу князя Юзефа, чтобы заняться вопросами резервов пехоты и конницы, и прочими делами гарнизона.

Адъютант Гекель в сводках по укреплению крепости не упоминается, кроме того, что посоветовал Юзефу главную колонну с обозом направить через Борушковцы, не проверив перед этим состояние дороги…

Его место занял полковник и инженер Кароль Сераковский (40). Двумя годами позже генерал Сераковский даст бой генералу Суворову под Крупчицами.

Прибыв з июня в Полонное и осмотрев состояние крепости, Сераковский написал в своем рапорте: «Длина валов составляет 3 306 локтей, и ввиду того, что крепость со всех сторон можно захватить с помощью лестниц, гарнизон нужно иметь такой силы, чтобы во время атаки можно валы в один ряд пехотинцами заставить. Соответственно не менее 2 200 человек пехоты. Что касается артиллерии, не думаю, что меньше, чем 30 стволов нужно. Кроме того, поскольку в непосредственной близости от валов есть места, где враг полностью закрыт от обстрелов нашими пушками, не мешало бы иметь 5 гаубиц, которые бы метали гранаты в те места... Поскольку в ближайшее время невозможно усовершенствовать валы, я считаю необходимым применять фугасы в местах, непосредственно находящихся под самыми валами и недоступных нашей артиллерии. Для заполнения подземных камер нам потребуется около 6000 фунтов пороха».

В Полонном склады были переполнены так сильно, что возникали трудности с размещением свозимых отовсюду багажа и амуниции.

 

Полонное. Остатки крепостного вала (Фото google)

 

 

Сюда доставлялись рекруты для пополнения армии.

Сюда свозились архивы из оккупированных территорий.

Здесь находилась главная армейская касса. Одновременно с ней сюда прибыла казна, вывезенная из оставленных провинций с охраной в 30 человек.

Сюда свозились лазареты, откуда выздоравливающих бойцов отправляли снова в части.

В госпитале места было мало. Стали искать новое место. Корыцкий велел полковому хирургу Гейману найти поблизости монастырь, защищенный стенами. Ближайший нашелся в Грицеве. Владелец Грицева, брацлавский воевода Грохольский пожаловался в письме королю: «И без того я получаю притеснения от Москвы, которая заняла мое воеводство, жена моя даже убежала из Грицева, а тут еще эти раненые!»

Мосты над рвами возводил поручик артиллерии Людвиг Метцель (27). Прославится он позже как архитектор Софиевки, которую выстроит для своего нынешнего врага Потоцкого.

А вот с вооружением крепости дела обстояли плохо. Орудия для обороны города собирали буквально по крохам. «Ужасный» Стемпковский собирался было подарить 4 лежащих у него орудия, но потом попросил за них денег. Каликст Пониньский дал 2 орудия. И все это были орудия, видавшие виды, требующие ремонта.

В июне Сераковский становится комендантом. В рапортах он жалуется князю Юзефу на нехватку материалов для укрепления крепости и ремонта пушек. Требует дополнительно кузнецов, слесарей и столяров. В конце концов предлагает поставить пушки на валы и грохотом отпугивать противника, так как на большее они неспособны…

Князь Юзеф окончательно понимает, что дела не очень, когда уж полковник Сераковский в рапорте от 7 июня обещает все дела с укреплением закончить только за 4 недели. И 12-го июня Понятовский отдает приказ срочно вывозить из города вглубь страны склады и воинскую кассу.

В Полонное объединенные польские силы добрались к вечеру 15 июня.

Силы после боя и после форсированного марша были на исходе, а тут еще при входе в город корпуса Костюшко, начался пожар. Генерал первым бросился его тушить.

Лагерь для войск сооружен не был, и войска, входившие в город, обустраивались кто как мог.

А через два часа перед городом уже показались казаки.

Весь день 16 июня прошел в сеймиках, решающих вопрос что делать дальше. В пассиве у Польши: прусы, несмотря на мирный договор с Польшей, в войну не вступают; Людвиг Вюртембергский, несмотря на то, что в Литве боевые действия не ведутся, сказался больным и на помощь не идет; Михал Любомирский тоже не спешит на встречу к Понятовскому (более того – как только выдастся возможность, он присоединиться к тарговицкой конфедерации), король своего обещания увеличить его резервную армию не сдержал; город недостаточно укреплен; преобладающие силы врага настигают и вот-вот окружат польскую армию.

 

 

 

План битвы под Зеленцами

 

 

Поэтому было принято решение выдвигаться к Острогу и там организовать линию обороны вдоль Горыни.

Все, что не успели отправить в тыл, было решено сжечь или утопить в Хоморе. Пушки, установленные на валах, привести в негодность.

На рассвете 17 июня польские части оставили Полонное и пошли по направлению к Шепетовке. Впереди шла дивизия Понятовского, за ним – Вельгорского. Костюшко защищал арьергард от наступающих ему на пятки россиян. Стоял в боевой позиции и был готов к атаке российских войск, но она почему-то не наступила, несмотря на то, что русские войска были рассредоточены вокруг Полонного. Дивизия Костюшко вошла в Шепетовку лишь поздней ночью.

Полонская крепость для поляков не стала вторым Каменцем.

17-го в город входят подразделения Дунина и Леванидова. Каховский рапортует императрице о захвате 50 пушек.

 

 

 

 

Зеленецкая улица, на которой находится Национальный стадион в Варшаве, названа в честь села Жилинцы Шепетовского района

 

 

 

ПОСЛЕ ПОЛОННОГО 

 

17-го июня войска Понятовского и Любомирского наконец-то соединились у села Зеленцы. Любомирский пошел навстречу Понятовскому, так как сам уже рисковал быть разбитым передовым отрядом Моркова в 10 тысяч человек, который из Борушковцов через Грицев шел в сторону Заслава.

Князь Юзеф, заметив, что Марков оторвался слишком далеко от своего корпуса и одухотворившись объединением, решил дать бой русским.

Отряд генерала Зайончека (40) занял господствующую высоту над дорогой, ведущей из Полонное в Заслав. По одну сторону от холма были болота, по другую сторону – Зеленцы. В само село Зайончек войска не ввел, что было ошибкой, так как появившиеся на рассвете 18-го числа русские, после неудачной попытки обстрелять поляков с фронта, пошли в обход через село. Наступление на поляков стало вестись с двух направлений. Зайончек послал за подкреплением. В какой-то момент в центре русские проломили защиту, поляки в панике стали бежать. Но появившийся на месте пролома Понятовский развернул пехоту и послал ее в контратаку.  Теперь паника возникала в русских шеренгах. Они начали бежать, устилая поле трупами.

Князь Евстахий Сангушко (23), владелец Зеленец, сражающийся среди поляков, дал приказ поджечь село. Это дало эффект – русские стали бежать и на левом крыле своей атаки.

Наступление русских сконцентрировалось в какой-то момент на правом крыле. Понятовский посылает в бой со второй линии два полка пехоты и распоряжается усиленно поливать шеренги россиян артиллерийским огнем.

Когда с поля боя Морков шлет посыльного в Лабунь, где во дворце размещается штаб Каховского, по подмогу, там идет пьянка (о, дух лабуньского дворца!). О подмоге речь не идет, пьяный Браницкий вопит: «Ничего, пусть видят дураки, как поляки дерутся!»

Этот эпизод взят мной из книги воспоминаний Северина Букара, изданной в 1871 году в Дрездене. В последующих редакциях, прошедших проверку царской цензурой, реплики Браницкого уже не было.

 

 

 

Дед автора был награжден крестом ордена «Virtuti Militari» за участие в освобождение Кракова

Текст декларации о втором разделе Польши

 

Русское наступление было отбито по всей линии. Конница Вельгорского бросилась вслед конницы русской, но наткнувшись на русскую пехоту, отступила. Понятовский стал думать о контрнаступление. Наскоро сформировал подразделения пехоты из наименее пострадавших подразделений…

Но тут Морков, не дождавшись подкрепления от Каховского, дал приказ отступать. Понятовский не стал его догонять.

По этому поводу приведу слова польского историка Гурского: «Выпущение из рук Моркова под Зеленцами можно считать за оплату князя Понятовского генералу аншеф Каховскому за приятное освобождение последнего из ловушки, в которую тот попал в Полонном. Несомненно, эти два вождя как бы платили взаимными ошибками за ошибки. Что Каховский стоил Понятовского, если его не превышал в своей вялости, невежестве и полной некомпетентности, о чем свидетельствует выпуск на острие атаки и на побитие в одиночку Моркова, которому в течение целодневного боя ни сам Каховский из Лабуня, находящегося в 25 верстах от Зеленец, ни Дунин с Леванидовым, которые были еще ближе от поля битвы, не прибыли с помощью.

Князь Юзеф Понятовский … должен был, вызвав Костюшко, действовать уверенно и думать не об отступлении, а о победе, которую неприятель ему добровольно в руки отдавал».

Поляки потеряли в той битве 800 человек, русские – 730 (по своим данным) или 2000 (по польским).

За отвагу в бою под Зеленцами чин генерал-майора получил Валериан Зубов. Было генерал-майору 20 лет.

 

Князь Понятовский отправляет в Варшаву Сангушко с вестью о победе Речи Посполитой. Вместе с ней – штандарт русской армии и перечень кандидатов для награждения.

Это была важная победа для Речи Посполитой. В последний раз польский войска побеждали кого-либо в 1698 году, а Россию не побеждали со времен боя под Чудновом в 1660–м.

За эту победу король Станислав Август учредил военный орден «Virtuti Militari».

Среди первых его кавалеров – Понятовский, Костюшко, Вельгорский, Мокроновский, Сангушко, Зайончек, чуть позже кавалером становится Сераковский.

До этого в Речи Посполитой военных орденов не было, были награды, вручаемые по выслуге лет. Статут «Virtuti Militari» гласил, что орден был сродни рыцарскому - его кавалеры должны образовывать братство, задачей которого было возврат отчизне былого блеска и славы (что, в принципе, и было, так как кавалеры ордена составили костяк восстания Костюшко спустя 2 года).

Очевидно, что орден с таким статутом не понравился Екатерине, по ее требованию Станислав Август впоследствии запретил орден и даже приказал кавалерам вернуть знаки обратно.

Спустя некоторое время орден был восстановлено, но уже с другим статутом.

 

Поляки хоть и вышли победителями в битве под Зеленцами, продолжили отступать. И отступали так до самой Варшавы…

А 7 апреля 1793 года генерал Михаил Кречетников объявил из Полонного всеми миру о втором разделе Польши.

На следующий день в резиденции Кречетникова в Лабуне состоялся съезд польской шляхты, которая принесла присягу на верность императрице.

Вскоре к Полонской декларации присоединилась Пруссия.

 

Полонное навсегда ушло из-под влияния Речи Посполитой, а через два года и сама Речь Посполитая прекратила свое существование.

Николай Карамзин впоследствии напишет «Пусть иноземцы осуждают раздел Польши: мы взяли свое».

 

 

© Андрей Козак, 2015

 

 

Источники

Грабеньский Вл., История польского народа, Минск: МФЦП, 2006.

Рассказы о польской старине. Записки ХVIII века Яна Дуклана Охотскаго с рукописей, после него оставшихся, переписанные и изданные И. Крашевским. – Т. 2. – Санкт-Петербург, 1874. – С. 164 – 230.

Карамзин Н.М., О древней и новой России: Избранная проза и публицистика, Москва, 2002.

Лавренев Б.А., Вторичное погребение Потемкина. В журнале «Памятники Отечества», с. 154-155 №2, 1991.

Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Собрание I Том XXIII С 1789 по 6 ноября 1796, Санкт-Петербург, 1830

Сборник императорского русского исторического общества, Вып. 47, Санкт-Петербург, 1885

Соловьев С., История падения Польши. Восточный вопрос, Москва, Астрель, 2003.

Bukar S. Pamiętniki // Biblioteka pamiętników i podróży po dawniej Polsce. – Drezno: drukiem i nakładem J.I. Kraszewskiego, 1871. – T. V. Pamiętniki Seweryna Bukara. – 224 s

Derdej P., Zieleńce - Mir - Dubienka 1792, Warszawa: Bellona, 2008

Górski Konstanty, Wojna 1792 roku, Kraków: Centralne Biuro Wyd. N. K. P., 1917

[Poniatowski  J.] Moje wspomnienia z kampanji 1792 przez księcia Józefa Poniatowskiego (tłumaczone z francuzkiego). // Biblioteka pamiętników i podróży po dawniej Polsce. – Drezno: drukiem i nakładem J.I. Kraszewskiego, 1871. – T. VI. Pamiętniki wojenne 1792 – 1812. – S. 3 – 19.

Wincenty Pol, Mohort. Rapsod rycerski z podania, w Dzieła Wincentego Pola wierszem i prozą; t.3 serya pierwsza: poezye (Poezye Wincentego Pola. Pierwsze wydanie zupełne. Tom II), Lwów, 1875

Wolański Adam, Wojna polsko-rosyjska 1792 r. T. 1, Kampanja Koronna, Wielkopolska Ksiegarnia nakładowa K. Rzepckiego, 1924

http://wars175x.narod.ru/bgr_kah.html#

http://www.ipsb.nina.gov.pl/index.php/a/kalikst-poninski-h-lodzia

http://www.akunb.altlib.ru/files/elib/vov019.pdf

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XVIII/1760-1780/Stegniy/framepred34.htm

https://pl.wikipedia.org/wiki/Bitwa_pod_Zieleńcami

https://pl.wikipedia.org/wiki/Józef_Lubomirski_(1751-1817)

https://uk.wikipedia.org/wiki/Російсько-польська_війна_(1792)