Последняя из Любомирских

Полонное принадлежало князьям Любомирский почти 200 лет. Первым из Любомирских, которые владели городом, был воевода Краковский и Русский Станислав Любомирский, которому Полонное перешло в собственность в 1621-м году после смерти его жены Анны Острожской.

Последним владельцем города (вернее – владелицей), который носил бы фамилию Любомирских, была Юзефа, дочь Каспра.

О детстве Юзефы известно лишь то, что, она изучала науки в пансионе монашеского ордена сакраменток в Варшаве, где обучалась и ее старшая сестра Марианна.

Генерал-лейтенант Каспер Любомирский после своей смерти в 1780-м году оставил обширные добра. Его земли простирались от Староконстантинова на юге до Припяти на севере. Некоторое время владениями Каспра управлял новый муж его вдовы Барбары - Каликст Пониньский. Каликст затеял, например, сплав деревьев по рекам от Случи до Херсона.

Полностью распоряжаться имуществом Каликст не мог, ведь добрая, по праву принадлежали прямым потомкам генерала - дочерям Марианне и Юзефе.

1792-й оказался годом больших потрясений как для Польши, так и для семьи Любомирских. В Польшу вошли российские войска; муж Марианны Прот Потоцкий надумал устроить большой раздел собственности.

Прот был видным банкиром и предпринимателем, проводил крупные сделки с землей и недвижимостью, ему не нравилось, что Каликст управляет поместьями, которыми должен управлять он, Потоцкий – Киевский воевода и муж одной из наследниц.

Поэтому летом появляются слухи о романе Барбары с племянником ее мужа, Адамом Пониньским. Адам публично просит прощения у Каликста, ссылаясь на интриги Прота Потоцкого. Каликст через газету «Корреспондент Варшавский» прощает Адаму его грехи - как патриоту и участнику идущей войны за оборону отчизны. Одновременно Каликст вызывает Прота на дуэль, но тот отклоняется от поединка, передав дело в суд тарговицкой конфедерации. Каликст проигрывает дело в суде, и Прот, пользуясь замешательством противника, беспрепятственно продолжает то, ради чего затевались его интриги...

Наследство Каспра не было инвентаризировано, раздел его между дочками был делом сложным, поэтому Прот обратился к ведущему специалисту в Польше по наследственным делам – воеводе Серадскому Михалу Валевскому. Почти год шла перепись имущества Любомирских, пересчет его в денежное выражение и, наконец, непосредственно раздел. Воевода частенько бывал в замке в Звягеле (теперь – Новоград-Волынский), столице империи Любомирских, наблюдал за младшей из сестер, которая достигала совершеннолетия – ей исполнилось 14-15 лет.

Был у пана Михала тоже младший брат Адам, который служил в свое время во французском войске, в известном конном полку Royal-Allemand, и ушел в отставку в чине бригадира. Михал вызвал брата, который в возрасте 40 лет все еще был неженатым, в Звягель, чтобы тот помог воеводе в делах, да и заодно присмотрелся к Юзефе… Адам приехал с молодым приятелем, приятель тот принялся пленить сердца молодых волынянок, Адам подобным искусством владел хуже.

Вскоре раздел имущества был завершен. Марианне достались северные земли – более обширные, но и более лесистые (это считалось минусом) – добра Звягельские, Емильчинские, Ружинские. Юзефе – южная часть империи отца – ключи Полонский, Новоселицкий, Остропольский, Барановский, Миропольский. В денежном выражении приданое Юзефы составило восемнадцать миллионов злотых. Свадьба между Юзефой и Адамом не замедлила состояться.

Быть может, в иное время Любомирские не согласились бы отдать Юзефу замуж за бедного бригадира, который к тому же был глухим (из-за несчастного случая на параде и был комиссован), но у невесты тоже нашелся недостаток – она была «немножко» беременна. Закрутила в Полонном роман с одним симпатичным полковником… Да, да, с тем самым, с которым на Волынь приехал Адам, не зря привозили…

Большая разница в возрасте между мужем и женой в то время не очень смущала общество. Например, вот, брат жены воеводы Валевского, Атаназий, был старше своей супруги в четыре раза!

Себе за труды воевода Валевский попросил село Шубков, на что Любомирские согласились, а потом еще купил за наличные находящийся рядом с Шубковым ключ Тучинский – два этих населенных пункта находились далеко от основной территории Любомирских.

Свадьба была сыграна. Через три месяца после свадьбы на свет появился ребенок, который в скором времени умер.

Резиденцией новообразованной фортуны Валевских стал так называемый Бригадирский дом в Новом городе в Полонном. Правда, в нем супруги практически не жили. Большую часть времени они проводили в Варшаве и за границей. На переломе веков у них родились сын Тадеуш и дочь Изабелла. Не о пребывании ли последних Любомирских – Юзефы, ее матери Барбары, ее мужа Адама, детей Тадеуша и Изабеллы - в крохах их некогда огромной империи напоминают названия сел Любомирка, Йосыповка (ранееЮзефовка, за Воробиевкой), Варваровка (Барбаровка), Адамов, Фадеевка (Тадеушполь), Изабелино?..

Подпись Юзефы на документах удовлетворяла любые прихоти ее мужа; управленцем он был никаким. Одно за другим от добр Валевских отделялись ключи и отдельные села: Барановка, Острополь, Мирополь, Харьковцы, Юзефовка, Семеновка…

В 1805-м году поздней весной Валевские вернулись из Италии и заехали в Валевицы под Лодзью - имение вышеупомянутого Атаназия, камергера королевского. Как раз супруга хозяина Мария разродилась первенцем – Антонием.

Там же, в Валевицах, оказалась и бывшая супруга Михала Валевского Ядвига. Дамы занялись воспитанием ребенка, а заодно и самой Марии. Обе уже имели большой опыт и пережили много романов.

Мария, по-видимому, хорошо уяснила уроки родственниц. Когда в Польшу въехал Наполеон, она, вместе с толпами восторженных поляков, поехала приветствовать его – вместе с Наполеоном могла снова вернуться независимость к Польше, которую та потеряла 14 лет назад. Наполеон заметил в толпе прелестную девушку, подозвал к карете и пригласил ее на светский раут в дворец «Под бляхой», находящийся рядом с королевским дворцом в Варшаве.

Мария призадумалась. Слишком явным был намек императора, слишком проницательным был его взгляд, чтобы не понять, что за этим могло следовать. Она раньше не изменяла мужу…

А в Валевицы потянулись патриотически настроенные ходоки. Нужно идти, Мария, от тебя зависит судьба Польши, будь к нему подобрее, поласковее, - огромной толпой поляки толкали ее в постель к Наполеону. Не оставались в стороне родственники и муж Марии.

С первого раута Мария вернулась домой, не изменив мужу.

На втором не устояла…

Мария Валевская стала сопровождать Наполеона в Польше, в других странах. Чтобы соблюдать приличия и видимость того, что она путешествует просто с подружками, Мария ездила не одна, а с компаньонками, среди которых была Юзефа.

В это время, одновременно с любовным союзом Наполеона и Марии Валевской, завязывается еще один роман. На жизненном пути Юзефы появляется полковник Иван Осипович де Витт. Граф Витт - сын знаменитой авантюристки Софии Глявоне, которая начинала свой путь как проститутка в Константинополе, была любовницей Григория Потемкина и стала женой Щенсны Потоцкого - самого богатого человека на Украине. Парк «Софиевка» в Умани обязан ей названием. Сын Софии оказался не меньшим авантюристом, чем мама. Он служил резидентом военной разведки в армии Багратиона. Но в 1809-м году вдруг бросает службу в русской армии и переходит добровольцем во французскую. Сейчас бы такого назвали «отпускник».

Иван де Витт знакомится с Юзефой (военные всю жизнь были страстью Юзефы) и вскоре предлагает ей стать его женой. Некоторое время Юзефа разрывается между де Виттом и Адамом, живя одновременно с двумя мужчинами, но потом становится Виттовой.

У Марии Валевской тем временем рождается сын от Наполеона – Александр. Теперь в поездках за Наполеоном Марию и маленького Александра сопровождают Юзефа и Иван Осипович де Витт. Их видят втроем в Венском театре, в Париже.

Наполеон доверяет бывшему русскому офицеру. Ведь де Витт доказал свое мужество в боях за Францию, однажды добыл такие сведения о расположении русской армии, которые и не снились французской разведке. Отныне переписка между Наполеоном и его любовницей ведется через супруга Юзефы. Кто знает, как обрабатывал Иван Осипович Марию, ведь Наполеон так и не согласился на создание независимого польского государства…

А за две недели до вторжения армии Наполеона в Россию де Витт переплыл Неман и оказался в штабе Барклая де Толли, которому предоставил сведения о наступательных планах французов.

В 1813-м году отношения между Марией и Наполеоном охладели, перестали видеться между собой граф де Витт и Юзефа, что не странно. Витты разъехались, но не развелись, Иван Осипович вернулся на службу в русскую армию, его, несмотря на службу в армии врага, приняли обратно, произвели в генерал-майоры, наградили орденом Святого Георгия и назначили шефом 1-го украинского полка.

После войны де Витт оказался в Одессе, интриговал там против Ланжерона, собираясь стать вместо него губернатором Новороссии. Губернатором тогда назначили графа Воронцова, но так как Михаил Воронцов подозревался в излишнем либерализме, то де Витт был приставлен к нему смотрящим.

В это время в Одессе наблюдается самый всплеск активности Южного тайного общества. Де Витт следит за декабристским движением, входит в доверие к руководителю общества Павлу Ивановичу Пестелю, и даже знакомит его со своей приемной дочерью Изабеллой. На что только не пойдешь ради службы отечеству...

С другой стороны, Пестель тоже надеялся привлечь генерала на сторону заговорщиков и, по словам Юрия Лотмана, «одно время был готов жениться на рябой старой деве, его дочери».

Отношения между Пестелем и Изабеллой заходят очень далеко, Пестель сообщает родителям о желании вступить в брак. На смотрины в семью Пестелей приезжают Юзефа и Иван Осипович.

Невеста и ее родители родителям жениха совершенно не понравились.

Генерал-губернатор Иван Пестель пишет сыну: «Я увидал, что эта особа довольно красива, но которая должна была быть прежде еще более красивой. Ее поведение показалось мне робким, но очень осторожным, и даже более осторожным, чем я желал бы в особе ее возраста. Ее мать - совершенная дура, которая постоянно болтает и говорит то, что ей взбредет в голову, не размышляя много. Она мне совсем не понравилась: муж ее, граф Витт, низкий интриган».

И добавил в другом письме: «Я во многих отношениях держусь мнения совершенно противоположного твоему. Образ жизни нашей семьи не имеет никакого отношения к твоей женитьбе».

Изабелла, обнаружив негативное отношение к себе родителей жениха, пошла на разрыв отношений с Павлом Пестелем.

Вскоре она вышла замуж за директора императорских театров князя С.С. Гагарина и стала жить в Санкт-Петербурге, в городе, в котором повесили его бывшего возлюбленного Павла Пестеля.

Начало XIX-го века притягивает в Одессу и цвет общества и разного рода сомнительных людей. Следующую героиню нашего повествования, Каролину Собаньскую, скорее всего, можно было отнести ко второму роду. Представительница обедневшей ветки рода Ржевуских, она была выдана замуж за одесского негоцианта Иеронима Собаньского (давшего, кстати, имя, Сабанскому переулку в Одессе).

Поправив свое финансовое состояние, Каролина открыла в Одессе светский салон и разошлась с мужем. Ее родная сестра Эвелина была замужем за французским писателем Оноре де Бальзаком, Каролина тоже была неравнодушна к писателям и поэтам. В Киеве она знакомится с Пушкиным, их роман длился очень долго, даже спустя 10 лет после знакомства с Каролиной Александр Сергеевич пишет ей письма. Собаньской он посвятил много своих стихов, включая знаменитый «Что в имени тебе моем…».

Салон мадам Собаньской, помимо Пушкина, посещают и другие свободолюбивые личности. Поэтому неудивительно, что Иван Осипович де Витт обращает внимание на салон, на его хозяйку, сближается с ней.

Сотрудничество де Витта и Собаньской было взаимовыгодным. Де Витт предлагал Каролине обратить внимание на интересных людей (о прибытии которых в Одессу он знал по долгу службы), Каролина рассказывала де Витту о взглядах этих людей, пересказывала их разговоры…

После отбытия южной ссылки Пушкин отправился в Михайловское, а у Собаньской появляется новый поклонник, тоже поэт, Адам Мицкевич. Вместе с де Виттом и Собаньской Мицкевич ездит из Одессы в Крым, пишет потом о Собаньской в знаменитых «Крымских сонетах»: «Сама в опасности, ты расставляешь сети другим…».

Профессиональное сотрудничество де Витта и Собаньской вскоре перерастает в любовь. Каролина хочет завладеть полностью де Виттом, но тот постоянно ссылается на то, что состоит в браке с Юзефой Любомирской и что та отказывает ему в его расторжении. Что-то подсказывает генералу-разведчику, что официальный брак с госпожой Собаньской может пагубно отразиться на его карьере…

Каролина пишет письмо Юзефе с требованием развестись с Иваном Осиповичем, а не то в противном случае она собирается рассказать всему свету, что родителями ее детей является не Адам Валевский, а некий комендант полка российской пехоты из Звягеля.

Юзефа соглашается на развод, но о содержании письма становится известно в свете, что еще более негативно сказывается на репутации Каролины.

В 1831-м Каролина и Иван Осипович обвенчались.

В этом же году де Витт принимает участи в подавлении Варшавского восстания. За активное участие в операции против «мятежа» своих соотечественников (при рождении сын польского генерала Юзефа де Витта имел имя Ян) граф де Витт был удостоен золотой сабли с алмазами.

Он прибывает в Варшаву, чтобы стать варшавским военным губернатором, но тут его ждет неприятный сюрприз.

Царь Николай пишет Паскевичу: «Долго ли граф Витт даст себя дурачить этой бабой, которая ищет одних своих польских выгод под личной преданностью, и столь же верна г. Витту как любовница, как России, быв ей подданная? Весьма хорошо бы было открыть глаза графу Витту на её счет, а ей велеть возвратиться в своё поместье на Подолию».

Когда Паскевич предлагает кандидатуру де Витта на должность рангом пониже, царь отвечает:

«Женившись на Собаньской, он поставил себя в самое невыгодное положение, и я долго оставить его в Варшаве никак не могу. Она самая большая ловкая интриганка и полька, которая под личиной любезности и ловкости всякого уловит в свои сети, а Витта будет водить за нос в смысле видов своей родни».

Так был положен конец военной карьере Ивана Осиповича де Витта. С Собаньской они развелись в 1936-м году.

Своих детей у де Витта не было, с приемными он был не в лучших отношениях. Своей наследницей он указал сестру царя Николая великую княгиню Елену Павловну.

Юзефа де Витт в конце жизни разделила имущество между детьми так: сыну Тадеушу Валевскому досталось Полонное с прилегающими селами Адамов, Изабелино и Горошки, дочке Изабелле Гагариной – часть Барановского ключа и Новоселица с прилегающими селами Котелянкой и Варваровкой.

Изабелла проживала основном в Санкт-Петербурге и Баден-Бадене. «Гагарин дает ей на туалеты всего 3000 руб. в год; но у нее 2000 крестьян на Волыни, так что это ей все равно», - пишет А. Смирнова-Россет о Изабелле в «Баденском романе». Получая ренту из новоселицких земель, она построила в Бадене дворец. Дворец, носящий имя Гагариной, и до сих пор находится по адресу Augustaplatz 1, в нем размещается загс Баден-Бадена.

Тадеуш на ренту с полонских земель построил дворец в Гамарне. Дворец до наших дней не сохранился.

Сама Юзефа в последние годы жизни проживала в Санкт-Петербурге и в своей летней резиденции в Котелянке.

Умерла Юзефа 18 мая 1851-го года в Вене. Погребена в Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом в семейном захоронении Гагариных.

 

© Андрей Козак, 2016

Источники

Брандыс Мариан. Мария Валевская. Москва, «Пресса», 1993

Лотман Ю.М. Пушкин, 2011

Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. Москва, "Наука", 1989

Шигин В. В. Тайный сыск генерала де Витта. Москва, 2011

Jankowski Jerzy "Nieromantyczni romantycy". Wrocław, Wydawnictwo «Toporzeł», 1997

Dunin-Karwicki Józef. Opowiadania historyczne z dziejów okolicy Słuczy i jej dopływów. Kraków. Spółka Wydawnicza Polska, 1897

Dunin-Karwicki Józef. Z moich wspomnień. T. 2, Warszawa, 1901

Kurier Warszawski, 133/1851

Moja druga młodość: z niewydanych pamiętników Szymona Konopackiego : (1816-1826). T. 2, Warszawa 1900

http://pustin.spb.ru/index.php/izvestnye-lyudi-pokhoronennye-v-monastyre/92-spisok-zakhoronenij